ВООПИиК
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ О ВООПИиК РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ НАШЕ НАСЛЕДИЕ ЗОЛОТОЕ КОЛЬЦО РОССИИ ВОЛОНТЕРЫ

Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры


В стране

12 Сентябрь 2011

о V Международной научно-практической конференции «Кенозерские чтения – 2011» на тему «Человек и Среда: гармония и противоречия»


Инспекция по надзору за сохранностью памятников истории и культуры Архангельской области

ИНФОРМАЦИЯ

о VМеждународной научно-практической конференции «Кенозерские чтения – 2011» на тему «Человек и Среда: гармония и противоречия»

Международная научно-практическая конференция «Кенозерские чтения – 2011» на тему «Человек и Среда: гармония и противоречия» проходила на территории Плесецкого сектора (дер. Вершинино муниципального образования «Кенозерское» Плесецкого района) и Каргопольского сектора (дер. Морщихинская муниципального образования «Печниковское» Каргопольского района) федерального государственного учреждения «Национальный парк “Кенозерский”» 19-23 августа 2011 года.

Организатор федеральное государственное учреждение «Национальный парк “Кенозерский”».

Поддержка: Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации, представительство Европейского Союза в России, фонд поддержки социальных инноваций «Вольное дело» (г. Москва), фонд «Поддержка памятников деревянного зодчества» (г. Москва).

Участники: учёные, представители учреждений и организаций в сфере наследия, органов местного самоуправления и территориального общественного самоуправления, средств массовой информации из России (Архангельская, Вологодская, Тульская области, гг. Москва, Санкт-Петербург), Норвегии, Словакии, фондов и грантодающих организаций (Программа сотрудничества Европейского Союза и России Европейского Союза, фонда «Поддержка памятников деревянного зодчества» (г. Москва), Международная организация документации и консервации памятников модернизма (г. Москва)).

Основные мероприятия конференции:

1. Пленарное заседание «Человек и среда: гармония и противоречия».

2. Заседания: «Деревянное зодчество Русского Севера: прошлое и настоящее», «Ресурсы развития территорий. Российский и зарубежный опыт», «Наследие Кенозерья: природа, история, культура».

3. Праздник «Успенская ярмарка» (2004), посвящённый 20-летию федерального государственного учреждения «Национальный парк “Кенозерский”», в дер. Вершинино муниципального образования «Кенозерское» Плесецкого района.

4. Осмотр объектов культурного и природного наследия, рекреационно-туристических объектов:

в Плесецком секторе парка: аллея можжевельников, часовня (святого Власия) на острове Медвежий; часовня Иоанна Богослова, поклонный крест, «священная» сосна, водяная мельница в дер. Зехнова; часовня-крест Успения Пресвятой Богородицы, часовня Параскевы Пятницы в «святой» роще в дер. Тырышкино; Никольская часовня с подписным «небом» в пос. Усть-Поча; Почозерский храмовый комплекс, часовня святых Кирика и Улиты в дер. Филипповская;

в Каргопольском секторе парка: дамба-водораздел Северного Ледовитого и Атлантического океанов (озовая гряда); церковь святых Петра и Павла в дер. Морщихинская, церковь Александра Свирского в дер. Масельга; Гужовская мельница (XIX в.); экологическая тропа раздумий; экологическая тропа «Система пяти озёр»; выставки «ЭКОмузей», «Осенины на Лекшмозере»; детский экологический лагерь парка; архитектурный парк «Кенозерские бирюльки»; арт-объекты ландшафтного театра «Северный экватор».

Открыла конференцию вступительным словом «Настоящее и будущее нашего прошлого» директор федерального государственного учреждения «Национальный парк “Кенозерский”» Елена Флегонтовна Шатковская, сосредоточив внимание на местном населении как гаранте стабильности территории и определив основные направления работы парка с населением, в числе которых формирование экологического мышления; поддержка сельского предпринимательства и деятельности территориального общественного самоуправления.

Ввиду того, что в 2011 году парк отметил 20-летие своего создания, Е.Ф. Шатковская представила его основные «биографические» данные:

дата открытия – 28 декабря 1991 года, в основе создания – территориальный принцип охраны и деятельность, направленная на сохранение, изучение и использование культурного и природного наследия;

наиболее значительные природные комплексы в зоне ответственности парка: дамба-водораздел Северного Ледовитого и Атлантического океанов (озовая гряда между озёрами Вильно и Масельгское), Кенозерская впадина – разлом земной коры, озёрно-канальная система с древними волоками;

парк входит в общеевропейский каталог ключевых орнитологических территорий международного значения (1999);

парк получил статус биосферного и включён во Всемирную сеть биосферных резерватов, созданную в рамках программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера» (2004);

на балансе парка объекты культурного наследия и объекты, обладающие признаками объектов культурного наследия, в том числе 39 деревянных часовен, 11 церквей и колоколен, 2 рубленые ограды, 29 поклонных крестов, 7 инженерных сооружений, 2 водяные мельницы, 16 «небес»;

созданы и открыты для показа музеи, выставки, экспозиции и т.п.: «Рухлядный амбар. Открытый показ фондов», музей плотницкого мастерства «Мастерская древодела», музей кузнечного мастерства «Гефестово подворье», «Мастерская изографа» в дер. Вершинино, Центр народных промыслов и ремёсел в пос. Усть-Поча, Дом народного мастера в пос. Поча, выставка мельничного промысла «Весёлый стук её колёс…»;

экологические тропы: тропа раздумий (протяжённость 3 км), тропа муравейников, «Система пяти озёр» (протяжённость 13 км), «Северный экватор» (протяжённость 18 км), тропа предков (протяжённость 15 км), монастырская тропа, «Реликтовая Русь», транскенозерская тропа (протяжённость 27 км);

детский экологический лагерь в дер. Масельга Каргопольского района.

Тамара Михайловна Гудима, Российский институт культурологии,в своём выступлении «Кенозерье как земля реализации творческого потенциала человека»пригласила участников конференции осмыслить глубинное значение того, что делается в парке: здесь всё сохранено в ткани жизни; сложилось особое отношение человека и среды; сильна внутренняя энергия территорий парка. Поскольку человек переступил грань, и вопросы гармоничного сосуществования человека и природы отошли на периферию, тема взаимодействия с природой выдвигается парком на первый план. Парк внёс много в ощущение человеком природы, формулируя новое измерение отношений человека и природы. Велика заслуга парка в возрождении жизни деревень, расположенных на его территории. Будущее парка Т.М. Гудима связывает, в том числе с местом для интеллектуального досуга.

Марина Евгеньевна Кулешова, Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачёва,оценила деятельность парка «Кенозерский» с точки зрения положений Европейской конвенции о ландшафтах (2000).

Конвенция определяет ландшафт как часть территории, отличительные черты которой являются результатом взаимодействия природного и человеческого факторов.

Большое внимание уделяется в конвенции роли местного населения: ландшафт – территория в том смысле, как она воспринимается таковой населением. Конвенция требует, чтобы население решало этот вопрос.

Ландшафт – ключевое условие благосостояния. Как явствует из конвенции он играет важную для общественных интересов роль в культурной, экологической, природоохранной и социальной областях, представляет ресурс для экономической деятельности, а его охрана может способствовать созданию рабочих мест. Он способствует формированию местной культуры и является базовым компонентом природного и культурного наследия, вносящим вклад в благосостояние людей и укрепление местной идентичности; является важной частью обеспечения качества жизни людей в городской и сельской местности, в деградирующих районах и районах высокого качества, в территориях, признанных территориями исключительной красоты, и обычных.

Развитие промышленного и добывающего производства, транспорта, туризма, градостроительная деятельность являются во многих случаях причиной ускоренной трансформации ландшафтов.

Природа – ограничитель. С ней считаются, пока она ограничивает.

Наиболее сильное воздействие на сельский ландшафт оказывает рыночный подход. Цивилизовать бизнес невозможно. Пока он не станет исповедовать идею общественной пользы, его не цивилизуешь.

М.Е. Кулешова дала оценку влиянию Европейской конвенции о ландшафтах на окружающую действительность, оценив её результативность как невысокую. По мнению М.Е. Кулешовой, не получается гармонии: принцип в конвенции заложен, а результат невелик.

Национальный парк «Кенозерский», считает М.Е. Кулешова, живёт по принципу конвенции, хотя Россия её не приняла. Парк, улавливая желание общества пользоваться ландшафтом высокого качества, играет активную роль в его сохранении и развитии. Наличие ландшафтного компонента присутствует во всей деятельности парка. Главным субъектом этой деятельности парк считает местное население.

Ландшафт – важный образовательный ресурс парка. Пример тому – детский экологический лагерь, возможность познакомиться с которым участникам конференции была предоставлена.

Само проведение конференции – свидетельство открытости парка, стимулирование совместных посещений мест жителями, учёными, органами исполнительной и законодательной власти.

Готова ли Россия принять конвенцию? Если исходить из имеющегося законодательства – да. Но на самом деле – нет. Так, например, Градостроительный кодекс Российской Федерации занимается не территориальным планированием, как должен бы, а капитальным строительством. Законодательство о культурном и природном наследии разведено. В России осознание идеи устойчивого развития примитивно.

Сьюр Мехлум, Директорат по культурному наследию Риксантикварен (Норвегия),предложил концептуальные подходы к сохранению культурного наследия на примере проекта сохранения средневековой деревянной колокольни в одном из малолюдных населённых пунктов Норвегии, начатого в 2002 году и назначенного к завершению в 2012:

сохранение объекта на родном месте и отказ от его перемещения;

сохранение оригинального облика объекта;

максимальное использование технологий, приближенных к традиционным;

изучение состояния древесины с целью подбора адекватного инструментария для реставрации;

проведение исследований использованной при строительстве древесины и экспериментальный отбор новой древесины, позволяющей сохранить объект, не навредив его состоянию и оригинальному облику;

постоянное изучение объекта и фиксация его особенностей по мере проведения работ ввиду отсутствия достоверных источников информации об объекте.

Наиболее важным принципом сохранения объектов культурного наследия в Норвегии, как, впрочем, в ряде других стран Западной Европы, является принцип поддержания – ежегодных инспекций текущего состояния объектов наследия, сопровождающихся уборкой мусора, опавших на крышу листьев, кошением травы вокруг и т.п. Этот принцип, являясь малозатратным, способствует минимизации расходов при реализации комплексных реставрационных проектов и максимальному сохранению объектов наследия. Решающая роль в поддержании, не требующем профессионализма, но нуждающемся в мотивированности, принадлежит местному населению.

Игорь Николаевич Шургин, фонд «Поддержка памятников деревянного зодчества» (г. Москва), представил проект «Исчезающие шедевры», поддержанный Европейским Союзом и являющийся предметом ответственности фонда.

В своём выступлении И.Н. Шургин выделил особенности традиционного русского деревянного зодчества в сравнении с другими странами, имеющими подобные традиции, в числе которых – наибольший масштаб деревянного строительства; господство дерева как строительного материала; рациональные конструктивные и выразительные приёмы; многообразие деревянной архитектуры и стилистическое единство и в целом сложившаяся единая строительная культура.

И.Н. Шургин считает, что уникальность русского деревянного зодчества и его катастрофическая деградация – две составляющие положения дел с деревянной архитектурой в современной России. В этой связи усиливается значение исторического материала, других свидетельств, характеризующих объекты деревянного зодчества, дающих представление об особенностях применяемых технологий, в том числе научно-реставрационных отчётов по итогам ремонтно-реставрационных работ. К сожалению, таких материалов очень мало. В частности, почти не остаётся материалов после «разборки» объектов, которая способна дать максимальную информацию для исследователей.

В числе основных задач, которые решает, в том числе фонд «Поддержка памятников деревянного зодчества» своим проектом «Исчезающие шедевры», – привлечение внимания к сохранению памятников; демонстрация уникальности их архитектурных достоинств; отражение состояния, в котором находится большинство из них; демонстрация примеров сохранения памятников и общественной инициативы по их сохранению.

Ольга Георгиевна Севан, президент Российского комитета Европейского комитета по сёлам и малым городам (ЕКОВАСТ),выразила озабоченность утратой профессионализма и понимания материала, с которым имеют дело многие современные реставрационные организации.

Старение населения ведёт к утрате носителей плотницких традиций и хранителей традиционной планировки сёл и деревень.

Проблематичен вопрос с сохранением и поддержанием духа места: Можно ли его переместить, как перемещают объекты? Сохранить? Кто может сохранить?

Один из способов минимизации потерь в этом направлении – создание центров, предоставляющих консультации, как строить из дерева, дающих информацию о том, в чём особенности деревянных объектов, способных помочь встраиваться в историческую часть городов и сёл территорий новой застройки и т.п.

Подобный центр, по мнению О.Г. Севан, может быть создан в национальном парке «Кенозерский», где сохранились носители плотницких традиций, и есть потребность в занятости.

Галина Яковлевна Лаптева, инспекция по надзору за сохранностью памятников истории и культуры Архангельской области[1],обобщила особенности, отличающие российский подход к сохранению памятников: преобладание объектной концепции сохранения памятников, что оборачивается утратой среды; единовременная и крупномасштабная реставрация в ущерб превентивным мерам; запретительная практика, игнорирующая общественную инициативу как субъекта права.

Современное понимание сохранения культурного наследия – это не только предотвращение материального разрушения или утраты памятников, но, прежде всего, деятельность, требующая согласованных усилий всех заинтересованных сторон по сохранению культурного наследия.

Проблематична судьба объектов жилой застройки, являющихся объектами частного и муниципального жилого фонда. Решая вопросы сохранности этих памятников, приходится вступать в диалог с самыми незаинтересованными участниками процесса сохранения объектов культурного наследия – собственниками и нанимателями жилых помещений по договору социального найма, органами местного самоуправления, застройщиками. Их незаинтересованность объясняется, в том числе отсутствием юридических и экономических стимулов, способствующих желанию сохранять деревянные постройки. С ними целесообразно сотрудничать, нежели навязывать им регулятивные нормы.

Сейчас много говорится о модернизации. Это повод создать действенные механизмы согласования интересов государства, бизнеса и общества. Возникновение таких механизмов вокруг объектов культурного наследия, само по себе ведёт к демократизации.

Актуален поиск ответа на вопрос: Каковы социальные конструкции, которые могли бы соединить интересы жителей, власти, общественных организаций, застройщиков? Точка соединения, как представляется, – неравнодушное отношение к территории.

Музеефикация и использование памятников без перемещения их с территории бытования были определены Анной Ивановной Анциферовой, федеральное государственное учреждение «Национальный парк “Кенозерский”»,как один из действенных способов их сохранения. Парком приобретаются дома в умирающих деревнях, жилые постройки в перспективных населённых пунктах и обустраиваются под визит-центры, гостевые дома, музеи и т.д.

Тему сохранения продолжил Михаил Исаевич Мильчик, научно-исследовательский и проектный институт «Спецпроектреставрация» (г. Санкт-Петербург),на примере опыта Норвегии, пройдя с экспедицией по так называемым брошенным деревням, преимущественно рыбацким. Покидая «неперспективные» территории, население обустраивается в больших сёлах. В одном из них – Рерике (название услышано неточно) – осуществляется деятельность по сохранению памятников истории и культуры, например, выкуп объектов под гостевые дома, магазины с последующей реставрацией – этим занимается местный музей и местное сообщество.

Наталья Олеговна Киршина, государственное учреждение культуры «Вологодский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник»,представила вопросы, которые приходится решать современному музею. Один из них – тотальное обследование территорий Вологодской области, необходимость которого вызвана ветшанием и утратой ценных объектов культурного наследия, требующих обмеров и фотофиксации; обоснование необходимости перемещения отдельных объектов, находящихся под угрозой, в музей и необходимости финансирования этих работ.

Вопрос перемещения объектов культурного наследия как способ их сохранения дискуссионный. Положения законодательства об объектах культурного наследия (статья 33 Федерального закона от 25.06.2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации») неоднозначно оценивают перемещение объектов культурного наследия; наблюдается сопротивление органов местного самоуправления и населения перемещению объектов.

Н.О. Киршина считает, что для отдельных объектов культурного наследия это единственный способ их сохранения. Один из аргументов в пользу перемещения: за последние годы в Вологодской области утрачено 10 памятников истории и культуры, намеченных музеем как ответственным пользователем к перемещению на его территорию.

Светлана Конопьяновна Игнатьева, государственное учреждение культуры Архангельской области «Государственный академический Северный русский народный хор»,представила коллектив, обеспечивающий качественную характеристику феномену «Русский, поморский Север». Отметим, что Северный хор выступил с концертной программой на Успенской ярмарке, посвящённой 20-летию парка «Кенозерский».

Важнейшим приоритетом для России является сохранение культурного наследия как важнейшего фактора национальной идентичности. А что как не традиции, в том числе певческие, образуют «ядро» идентичности. Сохраняя и транслируя их, хор является одним из инструментов сохранения национальной самобытности.

Этнографическая культура Русского Севера, являющаяся основой Северного хора, – памятник не менее ценный, чем памятники архитектуры, охранять и поддерживать который сложно.

Меняется певческая культура. Устраняя интонационный язык, мы теряем интонационный ресурс для профессионального творчества.

Всегда гармония труда и отдыха уравновешивала жизнь. Надо сохранять внутреннюю уверенность, крепость духа.

Человек физически развивается быстро, а духовно – медленно.

Любовь Сергеевна Котикова, федеральное государственное учреждение культуры «Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник “Куликово поле”», представила институт с высокой репутацией и авторитетом. На территории, которую занимает музей-заповедник «Куликово поле», 27 населённых пунктов. 2 тыс. жителей. 1/3 работоспособного населения занята в музее-заповеднике.

Для возрождения территории и её сбалансированного развития важна хозяйственная деятельность и деятельная позиция местного населения.

Заседание «Ресурсы развития территорий. Российский и зарубежный опыт» преимущественно было посвящено деятельности сельских органов территориального общественного самоуправления (ТОС) – одной из форм социального участия населения в жизни своих территорий.

Как оказалось, большинству участников конференции была неизвестна подобная форма самоорганизации населения. Однако, например, в Архангельской области они стали активно создаваться в конце 1990-х – начале 2000-х гг., в период кризиса различных сфер жизни. В основе ТОСов – решение местных задач, социальных нужд, диалог с муниципальной властью по важным вопросам жизни местных сообществ, участие в разработке программ развития, сохранении местной природной и культурно-исторической среды.

С докладами на эту тему выступили представители Архангельской области:

Ольга Николаевна Гусева, руководитель ТОС «Радуга» пос. Усть-Поча муниципального образования «Кенозерское» Плесецкого района;

Станислав Тарасович Пушкарь, глава муниципального образования «Почезерское» Плесецкого района;

Евдокия Гавриловна Репицкая, руководитель ТОС «Кимжа» дер. Кимжа муниципального образования «Дорогорское» Мезенского района;

Галина Владимировна Старицына, председатель Собрания депутатов муниципального образования «Плесецкий муниципальный район»;

Галина Александровна Тратова, руководитель ТОС «Народная воля» пос. Ошевенск Каргопольского района.

Все выступающие оценили ТОСы как важный ресурс развития местной инициативы. По этой причине Г.В. Старицына основное внимание уделила необходимости содействовать развитию ТОСов. Причинами, препятствующими их развитию, по мнению Г.В. Старицыной, являются, в том числе следующие:

- органы власти не рассматривают население как реальную силу;

- отсутствуют инициативы развития;

- бюджет большинства сельских поселений дотационный;

- ТОСы часто создаются «под проект» или становятся «порученцами» органов местного самоуправления.

Главной движущей силой возрождения сельских территорий становятся люди. Их усилиями поддерживается жизнь небольших территорий, восстанавливаются бытовавшие ранее крестьянские занятия и промыслы, обустраивается сельская инфраструктура. Так, например, в течение 2004-2010 гг. ТОС «Кимжа» из старинной деревни Кимжа Мезенского района реализовал 12 проектов. Их целевые направления: содействие обеспечению занятости населения через открытие гостевых домов, общественного музея и т.п.; поддержка молодых семей через спасение, как выразилась Е.Г. Репицкая, школы и открытие в ней музея жита и школы народных ремёсел; сохранение привлекательности деревни, интересной для посещений, сохранение жизни деревни и людей в ней через проведение небольших и малобюджетных мероприятий, в числе которых съезжие праздники, традиционные для Мезенского района. Одно из таких мероприятий – фестиваль ветряных мельниц (2011), посвящённый представлению восстановленной мельницы в деревне, являющейся, по мнению ТОСа, самой северной ветряной мельницей в мире.

Тема заботы о памятниках истории и культуры, важных для привлекательного облика традиционных территорий, звучала во всех выступлениях участников заседания. Так, в целях сохранения традиционной застройки ТОС «Кимжа» приобрёл два дома: под музей и гостевой дом «Дом путников». В 2011 году деревня Кимжа прошла государственную историко-культурную экспертизу как выявленный объект культурного наследия – достопримечательное место «Кимжа».

Зарубежный опыт был представлен двумя сообщениями.

Йозеф Беднар, НКО «Махаон Интернешнл» (Словакия),выступая на тему «Роль сельскохозяйственных предприятий в сохранении биоразнообразия и здоровья человека», объяснил её актуальность следующим образом.

43% земли в Словакии относится к землям сельскохозяйственного назначения. Гипотетически фермеры имеют огромное влияние на биоразнообразие. Однако ситуация в сельском хозяйстве Словакии катастрофическая: фермерских хозяйств становится всё меньше, зарастают ландшафты, игнорируются интересы охраны природы. Экономика вынуждает фермеров удешевлять свой продукт и нести убытки.

Влияют глобальные тенденции. Супермаркет – ключевой продавец сельскохозяйственной продукции. Лучше продаётся то, что дольше хранится и имеет привлекательный вид – необработанные химией продукты не интересны супермаркетам.

Здоровые продукты можно вырастить в здоровой среде. Но где эта среда?

Люди едят то, что дешево, а не то, что здорово. Низкая информированность людей о пользе здоровых продуктов. Вместо магазинов «Овощи-фрукты» – аптеки.

Фермеры не выдерживают конкуренции.

И. Беднар видит следующие пути преодоления сложившегося положения дел:

- использование инновационных методов сбыта продуктов питания, например, Интернет-продажи;

- внедрение экологически ответственных способов хозяйствования;

- замкнутый цикл производства, переработки и продажи сельскохозяйственной продукции;

- экологический туризм и воспитание ответственного покупателя;

- разработка и продвижение собственного бренда;

- создание парка экологических развлечений как здоровая альтернатива «Макдональдсу»: эко-рестораны, магазины свежих продуктов.

Внедрение экологических способов – трудная задача для фермеров. Необходимо партнёрство:

- фермер – особо охраняемые природные территории

- фермер – региональные власти (в виде поддержки фермерских магазинов)

- фермер – творческие организации (в виде создания привлекательной ландшафтной среды вокруг фирмы).

Бьорн Францен, Норвежский институт сельскохозяйственных и экологических исследований (Норвегия),убеждён, чтоот туризма должна быть прибыль, иначе не надо его развивать. Поэтому надо хорошо знать свои сильные ресурсы.

Ресурсы парка «Кенозерский», привлекательные для других, по его мнению: культурный ландшафт; уникальная архитектура; традиционные для данной территории ремёсла и мероприятия (фестивали, например), в которых хотят принимать участие туристы и гости парка; совместная трапеза – умение праздновать; здоровая еда: медленная / домашняя еда (slow food) как противопоставление быстрой еде (fast food); местная выпечка; рыба и рыбалка.

Рыбные ресурсы – совместный проект Норвегии и национального парка «Кенозерский», который был реализован в 1998-2011 гг. и начинался в в дер. Вершинино. Интерес к нему местных жителей был вызван тем, что люди хотели участвовать в конкретных мероприятиях, которые давали бы немедленный результат. На территории парка «Кенозерский» были организованы курсы обучения местных жителей производству качественных продуктов для продажи на основе местных ресурсов. Таким ресурсом стала рыба.

Традиционно легче вести рыбалку, когда идёт нерест. Но это время, когда качество рыбы низкое. Если вы стремитесь к стабильным доходам, лучше ловить меньше, но лучшего качества – так считают норвежские рыбаки.

В Норвегии, где до сих пор существует мелкое производство по переработке рыбы, берегут традиции её обработки и хранения, существуют правила, которые соблюдаются неукоснительно. В их числе три важных элемента: доставка рыбы с реки/озера на кухню; соблюдение санитарных норм; собственно переработка. Важные требования: чистая кухня, чистая вода, чистые руки, чистый ум, открытый для восприятия.

Рыбу надо потрошить быстро и немедленно. Однако, как показалось норвежским партнёрам, это не является местной традицией.

Мотивация появится только тогда, когда человек знает, что получит больше денег. Важно построить базу знаний у местного населения. Старшее поколение должно передавать опыт.

«Особняком» на заседании стояло выступление, которое можно расценить как культурную провокацию. Владимир Фёдорович Шухов, фонд «Шуховская башня» (г. Москва),посвятил своё выступление способам развития заповедных туристических территорий на примере города Мышкин Ярославской области.

Население г. Мышкин 6 тыс. человек. Город, как и другие маленькие исторические города, переживал не лучшие времена. В 1991 году здесь был создан музей мыши, а далее развернулась деятельность по развитию «мышиного» бренда. Фонд «Шуховская башня» включился в эту деятельность.

Был создан проект «Мышиные палаты», посвящённый сохранению и восстановлению облика Мышкина: строительство и размещение на берегу Волги музейно-развлекательного комплекса в виде оригинального и узнаваемого облика – мыши; развитие двух туристических объектов – мышиных палат в русском стиле и собственно города путём приведения его центра в порядок. Началось создание мышкинского диснейлэнда. Были построены гостиница «Кошкин дом» и ресторан «Мышеловка».

В итоге произошло искажение исторического облика, который фактически исчез. Однако благодаря социально-экономическому эффекту проект реализовался. Сейчас в Мышкине 16 музейно-развлекательных комплексов, 6 гостиниц, 150-160 тыс. туристов в год (в 2001 – 5-15 тыс. туристов).

Выводы В.Ф. Шухова следующие:

- Искушённого туриста не устраивает новодел, он предпочитает места, где сохранилась аутентичность.

- «Мышкинский» тип развития туризма – наиболее привлекательный, так как создаёт основные условия для массового туризма. А туризм должен быть прибыльным.

- Без исторической привязки объекты, подобные возводимым в Мышкине, подвержены риску потери туристических потоков и безработицы. Это туристические монообъекты, у которых есть опасность «рухнуть».

- Необходим профессиональный подход к созданию туристических территорий.

- Важнее сохранить историю и имеющиеся объекты культурного и природного наследия.

- Возможность исчезновения культурных аутентичных объектов.

- Огромные перспективы природных объектов.

Люди должны понимать ответственность. Для этого нужна информированность.

- Координация туристической деятельности территории должна быть в диалоге с властью.

Для Мышкина много значат личности, которые содействовали его продвижению: местный краевед – почётный гражданин Мышкина В.А. Гречухин, основатель городского народного музея, позднее превратившегося в музей мыши; учёный Д.С. Лихачёв, бывший губернатор Ярославской области, музыкант Ю. Башмет, патриарх Московский и всея Руси Кирилл и другие, то есть те, кто мог бы «сверху» влиять на ситуацию.

В Кенозерье, считает В.Ф. Шухов, не хватает кого-то «сверху». Этого не следует бояться. Потому что если кому-то из свиты того, кто «сверху», захочется что-то сделать, он сделает это. С властью надо вести диалог: лучше плохой мир, чем добрая война.

В заключение В.Ф. Шухов предложил организацию сложных обменных программ: горожане – в деревню, а жители деревень – в город.

Отношение человека к своему месту, осознание своей ответственности и желание жить в данном месте; генная память – вот что лежит в основе местной идентичности, провоцирующей деятельное отношение к развитию территории и сохранению её природного и культурного наследия – резюме заседания.

Заседание «Наследие Кенозерья: природа, история, культура» ставшее обобщающей и завершающей частью конференции, ещё раз представило главную особенность парка – талантливое сотворчество природы и человека, позволяющую отнести парк к образцовой системе среды обитания человека, востребованной в современной действительности, но пока ещё не осмысленной. По этой причине ключевым словом в деятельности на территории парка должно быть «сохранение», а ключевым субъектом – человек и его отношение к происходящему или позиция.

Изучение любого предмета должно идти вместе с изучением среды как неотъемлемой части всего наследия, – считает Марина Николаевна Мелютина, федеральное государственное учреждение «Национальный парк “Кенозерский”».

Результаты научных исследований в области охраны природного наследия представили

Владимир Константинович Антипин, Институт биологии Карельского научного центра Российской академии наук (г. Петрозаводск, Республика Карелия);

Таисия Яркиевна Воробьёва, Институт экологических проблем Севера Уральского отделения Российской академии наук (г. Архангельск);

Виктор Алексеевич Смагин, Ботанический институт им. В.Л. Комарова Российской академии наук (г. Санкт-Петербург).

Они оценили состояние природного комплекса парка как стабильное, подверженное влиянию естественных процессов.

О влиянии восстановленных объектов на состояние среды сообщил в своём выступлении В.А. Смагин: так, восстановление Гужовской водяной мельницы на территории парка привело к изменению уровня воды и восстановлению болота.

Включение болот в свой состав, – считает В.К. Антипин, – повысит природоохранную значимость парка.

Виктория Владимировна Куликова, Российская академия наук, уточнила, что природный ландшафт парка «Кенозерский» – результат всей геологической деятельности. Он постоянно меняется.

Говоря о памятниках истории и культуры, она отметила, что они располагаются компактно на определённой территории: люди на эмоциональном уровне улавливают магнитные поля. Это физические поля, которые мы плохо знаем.

Многие объекты культурного наследия в Заонежье стоят на капищах. Здесь существует флюидизация. Человек стремится в определённое место. Но что его туда толкает?

Участники конференции познакомились с последними проектами парка. Один из них – «КенАрт – европейский культурный мост», поддержанный Европейским Союзом, и его главные события – создание архитектурного парка «Кенозерские бирюльки» и ландшафтный театр «Северный экватор» в Каргопольском секторе парка.

Архитектурный парк «Кенозерские бирюльки» представляет уменьшенные копии деревянных памятников истории и культуры, расположенных на территории парка «Кенозерский»: традиционные избы, бани, часовни. Парк вызвал бурную дискуссию, прежде всего, в среде профессионалов-архитекторов. Не берясь комментировать дискуссию, отметим, что идея «Кенозерских бирюлек» – удача парка, поскольку направлена на поиск адекватных времени форм привлечения внимания к культурному наследию, деревянному зодчеству, оживления территории.

Не все скульптуры проекта «Ландшафтный театр “Северный экватор”», разбросанные по территории Каргопольского сектора, могут быть приняты одинаково. Однако желание соединить традиции и современность, поиск форм их соединения провоцирует интерес и внимание.

Рекреационная функция парка всё более выходит на передний план. Институты охраны для человека, к каковым относятся музеи-заповедники, особо охраняемые природные территории, – психологическое убежище, которому присуща стабильность. Поэтому национальный парк становится не только институтом охраны и научных исследований, но и местом проведения досуга. Парк не только представляют ценности, но и обучает тому, как их «потреблять». Через рекреацию и досуг, потенциальные потребности в творчестве, познании, в памяти – воспитание своей аудитории, распространение идей, которые соответствуют миссии парка, создание мотивации потенциальных посетителей посетить парк.



[1] Информация о конференции подготовлена Г.Я. Лаптевой.



Пашков дом
Пашков дом